На главную

Психологические особенности матерей-отказниц




Первые попытки психологического описания матерей-отказниц (40-50 гг. XX в.) носили выраженную социальную направленность. В качестве главных причин отказа от новорожденных назывались тяжелое экономическое положение в европейских странах, последствия мировых войн, переселение и др. Однако дальнейшие исследования позволили говорить о преимущественно психологической природе феномена отказа от детей.

Психологический портрет матерей-отказниц, причины и психологические механизмы феномена отказа матери от новорожденного в последнее время подробно описаны В. И. Брутманом, А. А. Северным, Е. Н. Еникополовым, М. С. Радионовой, М. Г. Панкратовой и др. Авторами показано, что среди матерей-отказниц преобладают женщины с разнообразными личностными аномалиями, в том числе женщины, страдающие алкоголизмом и наркоманиями. Около 10 % отказниц находятся на учете у психиатра или нарколога. При тщательном наблюдении у большого количества матерей-отказниц выявляются такие проявления психического инфантилизма, как неумение предвидеть очевидные жизненные события и элементарно планировать свою жизнь. Женщины избегают аборта при заведомом нежелании иметь ребенка, податливы к нажиму друзей и родственников, не имеют представления о социальных компенсациях. Большинство отказниц воспитывались в психотравмирующей среде, испытывали грубость и жестокость со стороны членов семьи.

В основе отказа лежит, как правило, серьезный психологический конфликт, имеющий в каждом конкретном случае свое содержание, но в итоге заставляющий подавить инстинкт материнства. Обычно решение отказа возникает задолго до рождения ребенка. Ребенок для незрелой матери обнаруживает неприемлемые для нее самой собственные черты характера. Отказ мотивируется как убежденностью, что ребенок представляет угрозу для реализации собственных планов, так и уверенностью женщины в том, что она сама представляет угрозу для жизни собственного ребенка (не сможет полноценно заботиться, ухаживать). Феномен искаженного восприятия матерью своего нежеланного ребенка связан с резким расхождением между реальным и «идеальным» ребенком, о котором мать мечтает во время беременности.

В целом, можно выделить много причин отказа от ребенка. Ведущими мотивами могут выступать, наряду с психологическим конфликтом, и неблагоприятная семейная ситуация, несложившаяся личная жизнь, трудные материльно-бытовые условия и др. Факторами, провоцирующими отказ, могут служить психологический прессинг со стороны родителей, унижающее достоинство отношение к роженице персонала роддомов.

В последнее время в качестве причины отказа широко обсуждаются психотические расстройства, в том числе послеродовая депрессия. Л. Л. Баз, Г. В. Скобло показано, что последняя чаще встречается у матерей, перенесших в период юности и детства большое количество негативных жизненных переживаний: конфликтные отношения между родителями, их частые разводы, алкоголизация членов семьи, несформированность образа адекватного родительского поведения. Послеродовая депрессия существенно влияет на эмоциональное отношение матери к младенцу. Женщины, страдающие послеродовой депрессией, мало играют и разговаривают с детьми. Такие женщины в большей степени озабочены физическим, нежели эмоциональным состоянием ребенка. Но даже физический уход за ребенком вызывает у них чувство усталости и раздражения.

У детей, родившихся от матерей с послеродовыми депрессиями, уже в течение первого года жизни в 83 % случаев выявляют признаки эндогенных психических расстройств (циклотимия). Более чем в половине случаев преобладают тревожные депрессии, в трети случаев — адинамические. Легкие степени депрессий фиксируют в 2 раза чаще, чем умеренно выраженные. Расстройства могут возникать в первые дни и недели после родов, продолжаться от 1-3 мес в легких случаях и до 4—7 мес в сред нетяжелых. Характерно отсутствие у детей тяжелой соматоневрологической патологии. Выявляемые у 20 % детей признаки перинатальной энцефалопатии, как правило, выражены умеренно.

К отказу от ребенка часто приводит нежелательная беременность, вызывающая болезненное отвращение к новорожденному. В процессе вынашивания нежелательной беременности более чем в 70 % случаев обнаруживают признаки реактивно сформированных психических расстройств. В их структуре преобладает сниженное настроение от незначительной подавленности с оттенком ангедонии до выраженного тоскливого аффекта с переживанием отчаяния и суицидной настроенностью. Снижение настроения часто сопровождает психическое напряжение, тревога, раздражительность, недовольство. Идеи собственной виновности встречаются редко, «вектор вины» обычно направлен во вне — на мужчину, семью, конкретного родителя, обстоятельства жизни. Наблюдается также искажение самооценки, изменение представления о роли ребенка и социальной перспективы в жизни женщины, а также сверхценное стремление прервать беременность. Часто имеет место гипертрофированная озабоченность своим материальным положением, стойкий страх перед нищетой, связанной с рождением ребенка, тревога за карьеру, немотивированный страх за здоровье и благополучие старших детей. В ряде случаев беременность сопровождается страхом раскрытия тайны перед родителями. Женщина представляет картины личного унижения, изгнания из дома, болезни и смерти одного из родителей в связи с нежелательным рождением внука. Беспокоят также контрастные переживания сцен убийства и гибели собственного ребенка. Витальный компонент расстройств выражен незначительно. Характерны редкость явлений токсикоза, нечувствительность к телесной измененности, прибавке в весе, повышение полового влечения в последнем триместре беременности. Поведенческим эквивалентом расстройств являются рискованные попытки самостоятельно прервать беременность на поздних сроках, несмотря на явную угрозу здоровью и жизни, повышенная активность, в том числе и сексуальная, миграция, наркотизация, упорное нежелание обращаться к специалистам, попытка вызвать роды в публичных местах, на вокзалах, в туалетах и др. После родов такие матери категорически отказываются видеть новорожденных, трогать их, прикладывать к груди. Часто они убегают из роддомов, несмотря на реальную возможность послеродовых осложнений, вовремя не оформляют официальный отказ, зная, что это станет препятствием для возможного усыновления ребенка.

Особую группу отказниц представляют женщины, забеременевшие в результате сексуального насилия. Сохранению такой беременности способствует страх ее разглашения перед родителями, стремление как можно дольше оттянуть факт ее обнаружения (одновременно чувство угрозы и страх унижения), феномен «отрицания беременности» (отсутствие осознания беременности, несмотря на очевидные ее признаки). Для забеременевших жертв сексуального насилия характерны такие черты характера, как выраженная пассивная подчиняемость, личностная незрелость. Это создает панику и страх перед реальной угрозой и, как следствие, состояние беспомощности, приводящее к особой восприимчивости возможного насилия.


Copyright © 2011 mydexterity.ru | Клиническая психиатрия раннего детского возраста