На главную

Нарушение формирования личности




В литературе, посвященной влиянию депривации на развитие ребенка, до сих пор не существует единой точки зрения относительно возможных последствий этого состояния для формирования личности ребенка и подростка. Среди западных психологов в 40-50-е гг. материнская депривация традиционно рассматривалась как тяжелое и необратимое состояние, приводящее к «аффективной бесчувственности», способствующее формированию специфического типа личности, отличающего воспитанника детского заведени. Дети, лишенные материнства, описывались как «потенциальные преступники», отличающиеся повышенной жестокостью и агрессивностью, отсутствием социально-этических норм в поведении.

Считается, что последствия ранней материнской депривации, имевшей место до 3-летнего возраста, в дальнейшем невосполнимы. В частности, W. Gold-farb наблюдал у детей, которые в первые 3 года воспитывались в закрытом учреждении (приюте), а в дальнейшем были отданы на воспитание приемным родителям, выраженное ограничение способности к общению, повышенную агрессивность, жестокость, бесконтрольное импульсивное поведение. В. Tizard исследовала 2 группы детей — находившихся в закрытом учреждении длительно и находившихся в приюте короткое время, а затем быстро усыновленных или переведенных в семейный детский дом, где они наблюдались более чем 80 специалистами. Обнаружилось, что ранние депривационные расстройства с течением времени постепенно сглаживаются и компенсируются. В 8-летнем возрасте большинство детей были способны устанавливать эмоциональные контакты с приемными родителями или воспитателями приюта. Однако дети, прожившие в условиях закрытого детского учреждения более 4 лет, были тревожны, не поддавались контролю со стороны взрослых и плохо успевали в школе. В возрасте 16 лет у них отмечались выраженные наклонности к девиантному поведению.

В настоящее время в отечественной психологии активно разрабатывается учение J. Bowlby о последствиях ранней материнской депривации. Феномен ранней родительской депривации и воспитания детей в общественных заведениях внимательно изучают в связи с их последующим криминальным поведением. Преступные наклонности связывают с неудовлетворенностью базисной потребности в привязанности в самом чувствительном периоде жизни — младенчестве. Ранняя эмоциональная депривация закладывает основы будущего социального и психического неприятия окружающей среды и ее ценностей, ожидание угрозы со стороны окружающего мира.

В отечественной психологии 30-50-х гг. существовала противоположная точка зрения. Отношения между матерью и ребенком не считались биологически обусловленными. Выдвигался тезис о большей биологической целесообразности политропной привязанности младенца. Считалось, что последняя имеет филогенетические корни, так как в процессе эволюции человека политропность привязанностей способствовала более эффективному выживанию потомства. Н. М. Щелованов допускал, что в доме ребенка дети могут успешно развиваться при условии хорошо организованной педагогической работы, что не разлука с матерью, а дефицит воспитания задерживает нормальное развитие ребенка. Причиной нарушений развития могут быть конкретные обстоятельства, сложившиеся в детском закрытом учреждении: безразличие к детям персонала, равнодушие к подаваемым ими знакам общения, отсутствие необходимых игрушек, сенсорная депривация.

В настоящее время отечественными психологами признано, что общение с матерью является одним из главных условий полноценного психического развития ребенка. Дети из семьи уже в 3 мес лучше выделяют взрослого и используют более разнообразные средства общения, чем их сверстники из домов ребенка, у которых значительно снижена активность в коммуникативных ситуациях. У депривированных младенцев значительно задерживается развитие самосознания (образа «Я»).

Основным отличием детей, воспитывающихся вне семьи, А. М. Прихожан и Н. Н. Толстых считают недостаточность развития внутреннего плана личности. Воспитанники детских домов реже смеются, их движения скованны и маловыразительны, беднее словарный запас, проще и однообразнее грамматический состав речи, гораздо меньше оценочных суждений.

Считается, что у детей, растущих в детских учреждениях, не просто задерживается формирование характерных для их возраста форм общения и взаимодействия с окружающими, но и развиваются принципиально иные механизмы, с помощью которых ребенок приспосабливается к окружающим условиям. Это происходит как вследствие утраты ранних эмоциональных связей с родителями, так и вследствие того, что жизнь в детском закрытом учреждении не требует от ребенка выполнения тех функций, которыми наделены дети в обычной жизни.

Дети домов ребенка первых лет жизни испытывают потребность в повышенном внимании и доброжелательности, которая доминирует вплоть до конца дошкольного возраста. Для их сверстников из семьи характерны уже более сложные формы общения, включающие познавательные интересы, стремление к сотрудничеству со взрослыми, потребность в уважении и взаимопонимании. Поведение семейных детей более свободно и эмоционально насыщенно. Основными отличиями семейного воспитания от общественного, по И. А. Залысиной и Е. О. Смирновой, являются следующие:

1) семейные дети получают больше внимания со стороны взрослого, которое индивидуально адресовано (личностная обращенность);

2) частая смена ухаживающего за детьми персонала детских учреждений (множественность привязанностей);

3) контакты со взрослыми в семье эмоционально более разнообразны;

4) мягкое, терпеливое отношение к ребенку в семье, наряду с жестко регламентированным детским поведением в учреждении.

В условиях полной материнской депривации отмечается очень раннее возникновение общения между детьми — уже на первом году жизни. Для семейных детей не характерен столь ранний интерес к сверстникам. В то же время общение у депривированных младенцев имеет свою специфику. Она проявляется в том, что отношения между сверстниками складываются не как приятельские, дружеские, а по типу родственных. Это может производить впечатление видимой стабильности, защищенности, когда группа сверстников выступает в качестве своеобразного аналога семьи. В то же время это мешает формированию равноправных отношений. Дети неспособны правильно оценить свои личностные качества, лишены избирательной дружеской привязанности. Каждый ребенок вынужден адаптироваться к большому числу сверстников. Контакты между детьми поверхностны и поспешны. Критерием благополучия ребенка является отношение к нему группы сверстников. В случае негативного отношения ребенок испытывает разочарование и неудачу, что часто приводит к пассивному отчуждению и агрессии.

Динамика развития усыновленных детей-сирот зависит от множества факторов: конституционально-наследственных особенностей ребенка, отягощенности пренатальными и постнатальными заболеваниями, раннего психического развития, особенностей приемных родителей и микросоциального окружения. Считается, что последствия ранней депривации несколько сглаживаются, если ребенок в дальнейшем попадает в интеллигентную семью. Однако сам факт воспитания ребенка приемными родителями в ряде случаев может быть причиной возникновения у него вторичных психотравмирующих переживаний. Приемные родители подчас испытывают сложные отношения к усыновленному ребенку. Многие из них переживают утрату способности иметь детей и, как следствие, отсутствие у себя чувства идентичности как членов генеалогической цепи.

Прогноз компенсации депривационных нарушений формирования личности зависит от продолжительности нахождения в условиях депривации. Дети, чья де-привация длилась первые три года или больше, демонстрируют социальные, эмоциональные и интеллектуальные трудности даже после того, как они провели несколько лет в стабильной домашней обстановке. Они имеют большие трудности в формировании привязанности к приемным родителям.


Copyright © 2011 mydexterity.ru | Клиническая психиатрия раннего детского возраста