На главную

Пищевое недоразвитие




Принято считать, что это расстройство выявляют в возрасте 3-12 мес у 1 % госпитализированных в соматический стационар младенцев. По другим данным большого популяционного исследования 2610 детей, проживающих с родителями, данная патология была выявлена в 3,3 % случаев.

Тщательное соматоневрологическое обследование детей, страдающих пищевым недоразвитием, как правило, не выявляет тяжелых случаев патологии, только в 0,8 % случаев педиатрический диагноз имеет достаточное обоснование. Вместе с тем, постоянное недоедание сопровождается задержкой психического и физического развития, что дает основание отнести это заболевание к более широкой группе расстройств, проявляющихся прогрессирующим нарушением развития в связи с недостатком ухода за ребенком. Подобная ситуация возникает в основном в неполных семьях, занимающих низкое социальное положение. Матери детей часто страдают различными психическими заболеваниями.

В отечественной педиатрической литературе пищевому недоразвитию по клиническим описаниям наиболее соответствует диагноз «гипотрофия». Гипотрофия определяется как хроническое расстройство питания с дефицитом массы тела. По мнению большинства авторов, лечение данного варианта гипотрофии должно включать психотерапевтические воздействия. Наряду с контролем за массой тела, ростом и суточной потребностью в калориях необходимо проводить работу по преодолению конфликта в отношениях между матерью и ребенком. При своевременном вмешательстве прогноз, как правило, благоприятный.

В нашей стране гипотрофии встречаются достаточно редко — у 0,5-1 % детей раннего возраста, что связано с традиционным внимательным отношением педиатров к этому заболеванию и развитой системой педиатрического обслуживания населения.

Больная Р. Н.,12 мес. Анамнез болезни. Поступила в Детскую городскую больницу с чесоткой, гастроэнтеритом и гипотрофией II степени. При поступлении девочка имела сниженную массу тела, отставание в росте и задержку психомоторного развития.

История семьи. Ребенок из плохих материально-бытовых условий, отец злоупотребляет алкоголем, оба родителя нигде не работают. Проживают в отдельной 2-ком-натной квартире, в семье еще двое детей. И матери, и отцу «было все равно», кто родится. Беременность случайная, но, со слов матери, желанная.

История развития младенца. Беременность протекала с небольшим токсикозом в первой половине. Роды на 39-й неделе с медикаментозной стимуляцией и безводным промежутком в течение 13 ч. Обнаружена «короткая пуповина», ребенок закричал сразу, по шкале Апгар оценен в 7/8 баллов. К груди приложили на вторые сутки, сосал активно. До 3-месячного возраста девочка получала кормление грудью, к педиатру не обращались до настоящего времени, так как, со слов матери, ребенок «развивался нормально».

Попытка оценить психическое развитие ребенка в возрастном промежутке 8—12 мес закончилась неудачей. Младенец оценивался по показателям возрастного промежутка 5-8 мес: девочке удается достаточно легко снять наброшенный платок. Поиск наполовину спрятанного предмета вызывает затруднения, однако, после того как ребенок внимательно оглядывается по сторонам в поиске игрушки, ему удается достать этот предмет. Поиск полностью спрятанного предмета не удается. Девочка способна удерживать две игрушки, но при попытке вложить третью (по возрасту) она тут же роняет одну или обе игрушки. Рассматривание картинки удовлетворительно. В ситуации «формального общения» и реагировании на неудачу ребенок ведет себя как 6-7-месячный младенец, то есть не выражает протеста, улыбается и вокализирует незнакомому взрослому, пока общение не прерывается немотивированным плачем и раздражением. Зрительная фиксация в ситуации выбора показала инфантилизацию предпочтения и отсутствие привязанности к матери. Проба определения типа привязанности по М. Эйнсворт не проводилась, так как у ребенка имела место значительная задержка психомоторного развития.

Оценка родителей: 1) отец страдает алкоголизмом, у матери пограничная умственная отсталость; 2) самооценка у матери резко снижена; 3) способность к адаптации практически отсутствует, так как родители вообще не предпринимают никаких усилий, чтобы помочь ребенку; 4) тип воспитания демократический, с тенденцией к безнадзорности; 5) готовность оказывать помощь — низкая.

Способность матери ориентироваться в потребностях ребенка практически отсутствует.

При наблюдении на отделении выяснилось, что у ребенка отсутствует какой-либо режим кормления и сна. Мать не приходила к дочери первые несколько дней и далее посещала своего ребенка крайне нерегулярно. При общении с дочерью на отделении мать демонстрировала неспособность обеспечить за дочерью надлежащий уход.

Терапия этого случая началась с определения суточного объема питания для младенца. По одной из общепринятых формул был определен полный суточный объем питания для фактической массы тела ребенка. Далее был определен объем пищи, который можно назначить на каждый день (67 % от полного суточного объема), число кормлений было увеличено на два в сутки. Кроме того, ребенку была назначена медикаментозная поддержка (пепсин, бифидумбактерин, глутаминовая кислота и т. д.). Строгий режим детского отделения благотворно воздействовал на индивидуальные особенности сна и кормления. При кормлении делался упор на самостоятельность приема пищи ребенком. Комплексное лечение привело к тому, что девочка начала прибавлять в массе тела. Психотерапевтическое воздействие на мать включало работу для повышения ее самооценки. Мать присутствовала при обсуждении плана лечения дочери, ей терпеливо объяснялась сущность вмешательства. На каждую манипуляцию мать давала формальное разрешение. В процессе терапии у нее снизилась тревога, она стала более открытой, появился искренний интерес к ребенку и понимание его нужд. Благодаря такому положительному сотрудничеству, мать начала принимать участие в судьбе своей дочери и почувствовала, что ее разумные действия способствуют приросту массы тела у дочери и улучшению ее развития.

Таким образом, диагноз пищевого недоразвития включает в себя неадекватное по количеству и качеству питание, снижение массы тела и замедление роста ребенка по причине неправильного ухода за ним. Ближайшие взрослые не могут понять потребностей ребенка и не способны их адекватно удовлетворить.


Copyright © 2011 mydexterity.ru | Клиническая психиатрия раннего детского возраста