На главную

Тератогенное влияние




Впервые с массовыми последствиями внутриутробного тератогенного влияния лекарственных веществ врачи столкнулись в 1962 г. Тогда использование женщинами на ранних сроках беременности транквилизатора талидомида стало причиной рождения около 5 тыс детей с врожденными пороками в виде недоразвития нижних конечностей.

Чувствительность формирующихся органов и систем плода к трансплацентарному воздействию наркотических веществ зависит от периода органогенеза, специфичного для каждой системы органов.

Тяжесть последствий тератогенного воздействия наркотика на плод зависит от стадии внутриутробного развития. Поражение зародыша в период бластогенеза (до 4 нед беременности) чаще всего приводит к его внутриутробной гибели.

Эмбрион наиболее чувствителен к тератогенному воздействию наркотиков в первые 8 нед развития, когда интенсивно происходят процессы органогенеза. Употребление наркотиков в этот период может приводить либо к тяжелым врожденным порокам развития, либо к внутриутробной гибели. Внутриутробная гибель часто также является следствием несовместимых с жизнью пороков развития мозга или внутренних органов. То же самое касается и в целом первого триместра беременности. Результатом тератогенного воздействия наркотиков здесь также будет либо самопроизвольный выкидыш, вызванный внутриутробной гибелью, либо тяжелые врожденные пороки.

Воздействие наркотиков на плод во втором и третьем триместрах беременности также может приводить к достаточно большому количеству нарушений развития. Однако, наряду с тяжелыми пороками развития внутренних органов, приводящими к угрозе для жизни и здоровья, в этот период часто возникают так называемые малые аномалии развития (синонимы: дисгенезии, дизморфии, дисплазии, стигмы диз-эмбриогенеза и др.), обусловливающие появление функциональных дефектов.

Наиболее частым пороком развития, возникшим вследствие тератогенного влияния опиатов, является дефект межжелудочковой перегородки. Среди малых аномалий развития чаще всего описывается деформация стоп и клинодактилия.

Количество малых аномалий развития у детей, рожденных от героинзависимых матерей, составляет у 20 % менее 5 (легкая степень), у 68 % — 6-10 (средняя степень), а у 12 % — свыше 10, что существенно превышает имеющиеся нормативы «порога» стигматизации. Важно отметить, что по количеству стигм дизэмбриогенеза дети, испытавшие внутриутробное воздействие героина, не столь значительно уступают младенцам, рожденным от алкогользависи-мых матерей.

Тератогенный эффект у метадона выражен значительно слабее, чем у героина. Дети, рожденные от метадонзависимых матерей, обычно имеют минимальное количество аномалий развития.

Изолированное использование беременными фенобарбитала в первом триместре беременности приводит у будущих детей к удвоению частоты встречаемости дизморфии, микроцефалии и пренатальных задержек роста.

Фенциклидин (галлюциноген) оказывает сильное тератогенное воздействие, в частности, на процесс формирования черт лица. Употребление будущей матерью фенциклидина во время первых 6 нед беременности может привести к пороку развития мозжечка. Среди врожденных анатомических аномалий, возникших вследствие внутриутробного употребления фенциклидина, описана микроцефалия.

Наличие тератогенного действия каннабиноидов установлено в опытах на животных, однако аналогичный эффект у людей до настоящего времени пока еще не описан.

В последнее время в литературе широко обсуждается вопрос о возможности специфического тератогенного воздействия наркотиков на плод. Так, в частности, как последствие внутриутробного влияния кокаина описана дизморфия в виде синдрома «незатянутого пояса», представляющего собой триаду симптомов: слабость брюшной стенки, нарушения в мочевыводящей системе в виде дилатации мочевого пузыря, уретры, почечной лоханки, а также билатеральный крипторхизм. Однако специфичность данного симптомокомплекса в отношении именно кокаина остается недоказанной.


Copyright © 2011 mydexterity.ru | Клиническая психиатрия раннего детского возраста